Обреченный приговор

Формулировка ч. 2 ст. 385 УПК РФ позволяет отменять любой оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных. Используя эту норму, сторона обвинения часто обжалует оправдательные приговоры по надуманным основаниям.

Часть 2 ст. 385 УПК РФ гласит: «Оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего или его представителя лишь при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них».

Особая теория относительности

Вероятно, создавая эту норму, законодатель имел в виду соблюсти баланс между интересами обвиняемого и потерпевшего в процессе. Но этого не получилось. Правоприменители – судьи кассационной инстанции Верховного Суда РФ поняли эту мысль так: расплывчатая формулировка уголовно-процессуального закона позволяет отменить любой оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных.

За примерами далеко ходить не надо: с 2002 г. (даты принятия нового УПК РФ) ни один приговор, постановленный с участием коллегии присяжных в Московском областном суде, не вступил в законную силу с первого раза. Отменяя оправдательный приговор, судьи кассационной инстанции проявляют изобретательность: иногда основанием для отмены являются нарушения закона при формировании коллегии присяжных, иногда – процессуальные нарушения, якобы допущенные участниками в процессе, иногда – неправильное формирование вопросов в вопросном листе. В любом случае итог один – ни один оправдательный приговор не вступает в законную силу.

Самое интересное, что обвинительный приговор при тех же самых процессуальных нарушениях, допущенных судьей и сторонами в процессе, с легкостью вступает в законную силу, поскольку, по мнению кассационной инстанции, допущенные процессуальные нарушения не являются существенными и не влекут отмену обвинительного приговора.

Типичный случай

В мае – июне 2009 г. в Московском областном суде рассматривалось дело гр. М., обвинявшегося по п. «а», «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, п. «в» ч. 4 ст. 162, ч. 2 ст. 162 и ч. 2 ст. 162 УК РФ. Гражданину М. вменялось три эпизода: убийство супругов К., сопряженное с разбоем, совершенное группой лиц – М. совместно с гражданином Г., разбойное нападение в автобусе и разбойное нападение в машине. В ходе судебного разбирательства прокурор отказался от части обвинения в отношении М., исключив п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку посчитал, что убийство было совершено М. без участия другого обвиняемого – Г. В ходе судебного разбирательства вина подсудимого М. в совершении убийства и в совершении разбойного нападения в машине не нашла своего подтверждения.

Вердиктом коллегии присяжных М. был оправдан по эпизоду убийства, сопряженного с разбоем и по эпизоду разбойного нападения в машине, по эпизоду разбойного нападения в автобусе он был признан виновным и приговорен к девяти годам лишения свободы.

За что, Господи?!

С приговором, постановленным на основании вердикта присяжных заседателей, не согласились прокурор, жаловавшийся на то, что адвокат в своей защитительной речи прочел молитву «Отче наш» и потерпевший по делу К., считавший, что его лишили права задавать вопросы при формировании коллегии присяжных. Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор Московского областного суда был отменен, и дело было направлено на новое рассмотрение. Теперь это дело заново будет рассмотрено с участием коллегии присяжных.

Интересно, что если присяжные снова вынесут оправдательный вердикт в отношении М., то с вероятностью 99,9 % приговор снова будет отменен. И так до бесконечности или – до вынесения присяжными полностью обвинительного вердикта.

Мерило законности

Ситуация, сложившаяся по делу М., к сожалению, очень типична. Прокуратура рассматривает каждый оправдательный вердикт присяжных как брак в своей работе, нимало не заботясь о том, что осуждение невиновного человека есть гораздо большее зло, чем нераскрытое преступление. Особо следует сказать и о процессуальной фигуре потерпевшего: человек, пострадавший от преступления (особенно потерявший своих родственников) видит в обвиняемом источник зла, своих бед и несчастий, он не может объективно и беспристрастно взглянуть на происходящее, для него оправдательный вердикт присяжных – это синоним безнаказанности за совершенное преступление.

Но не показатели брака в работе прокуратуры и не личное горе потерпевшего (при всем сочувствии к нему) должны быть мерилом законности оправдательного приговора, постановленного с участием присяжных. Мы забываем о самом главном – судьбе подсудимого – человека с большой долей вероятности случайно оказавшегося на скамье подсудимых и поэтому оправданного присяжными (кстати, людьми по-житейски весьма неглупыми и в то же время лишенными всяческих ведомственных интересов). Является ли справедливым и законным то, что его снова и снова будут подвергать испытаниям в суде только потому, что по делу были допущены какие-то процессуальные нарушения? Нет, и еще раз нет! Оправданный подсудимый – это такой же человек, как мы с вами, как потерпевший, прокурор, судья, и он имеет такие же гражданские права. Это необходимо осознать хотя бы потому, что в России на месте подсудимого может быть каждый, кто неудачно оказался рядом с местом преступления.

США: оправдательный вердикт отмене не подлежит

В этом плане интересен опыт Соединенных Штатов Америки. В этой стране потерпевший не является активной фигурой уголовного процесса. Предполагается, что в правовом смысле государство несет ответственность за безопасность граждан. Поэтому за любое преступление, совершенное против гражданина, в материальном плане несет ответственность государство в лице Департамента жертв преступлений Министерства юстиции США (The Office of Victims of Crimes, Department of Justice USA), куда пострадавший гражданин обращается за возмещением материального и морального вреда. Не дожидаясь поимки преступника, департамент за счет средств федерального бюджета возмещает пострадавшему причиненный преступлением ущерб (возмещение расходов на лечение, на похороны, стоимость похищенных вещей и т.п.), а также моральный вред (обычно в сумме не более 25 000 долларов США). Потерпевший в уголовном процессе США выступает как свидетель и он не заинтересован кровно в осуждении подсудимого, поскольку возмещение ущерба не зависит от осуждения или оправдания подсудимого. Особо следует сказать и об оправдательном вердикте, выносимом присяжными. Прежде всего по законодательству США любой вердикт присяжных должен быть единогласным. Если в течение нескольких дней присяжные так и не пришли к единому мнению, то судья распускает коллегию присяжных и слушания по делу начинаются заново. Зато оправдательный вердикт присяжных непоколебим и не подлежит отмене ни при каких обстоятельствах. Это очень важно. Человек, оправданный присяжными, уже может не бояться ведомственных происков со стороны прокурора, его не волнуют данные статистики и он никогда не станет жертвой плохих показателей в работе следствия. Более того, именно невозможность отменить оправдательный вердикт присяжных заставляет сотрудников прокуратуры США лучше работать.

Так, может быть, и нам стоит взять на вооружение опыт Соединенных Штатов Америки и часть вторую статьи 385 УПК РФ изложить в следующей редакции: «Оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, не может быть отменен».

Опубликовано в "Новой Адвокатской газете" №23 за 2009 год