БУХГАЛТЕР, МИЛЫЙ МОЙ БУХГАЛТЕР…

Прелюдия.

Жила была женщина. Гражданка Климова. Она удачно вышла замуж и с тех пор исправно готовила супругу фаршированную рыбу. Однако, исключительно готовить супругу клецки вскоре ей приелось и, она вдохновившись примером успешных в бизнесе женщин, решила проверить себя и в других талантах, - заняться некими коммерческими операциями, которые не так уж давно в нашей стране именовались нехорошим словом «спекуляция», а ныне гордо именуется «business».

Начав «бизнес» практически с нуля, она решила торговать клистирами, резиновыми грелками и клизмами в родном городе, что по ее мнению, должно было приносить ей неплохой доход. Проблема состояла лишь в том, что предприимчивая дама, несмотря на свою энергичность, и явные способности к предпринимательству, не обладала должными познаниями в бухгалтерском и налоговом учете. А поскольку законопослушная гражданка Климова обманывать государство не собиралась, она обратилась за помощью к своей знакомой другой гражданке по фамилии Дудакова, которая данными знаниями обладала в полном объеме, имея опыт в профессиональной бухгалтерской деятельности. Дамы выпили винца «Шон Бретен» за успешный бизнес и дело пошло: проданные алчущему их народу клизмы стали приносить доходы, бухгалтер Дудакова «добросовестно» оформляла финансовые отчеты фирмы «Герострат -21 век» и ничтоже сумяшися мило общалась с налоговыми органами, - пока к обоюдному удовольствию сторон.

Прошло несколько лет, дела шли замечательно. И все это продолжалось до того времени, когда уважаемая госпожа Климова,(на тот момент уже известная в городе бизнессвумен) обнаружила, что кривая ее доходов, как-то медленно, но верно стала неуклонно падать вниз. Озадаченная леди, вызвала бухгалтера Дудакову на ковер, и, отхлебнув кофейку, задала ей вполне законный вопрос: «Отчего же так, Маша?». Маша попросила себе кофе, закурила сигарету и сделала изумленное лицо: «А что случилось, дорогая?» Да как что случилось? «Бабок» нет, доходов нет!, - ответила бизнесвумен и почему-то обиделась. «А я при –чем?», - растягивая слова и сделав изумленное лицо, ответила ей наперсница. «Ах так, - госпожа Климова вскочила из жесткого офисного кресла и нервно выщелкнула сигарету Vogie из пачки «Мальборо», - Ах так, - задохнулась она в гневе, - тогда я назначаю внешнюю аудиторскую проверку, и если, дорогая, эта проверка что –нибудь накопает, то можещь спокойно готовить себе мешок для сухариков! – Она затянулась сладким дымом, - Ма-шшша!

Вылетев пробкой из кабинета директора, Маша фыркнула как кошка, - и направила сапоги на шпильках…. Куда бы Вы думали? Правильно, прямо к знакомым ей местным операм. Поплакавшись на их широких грудях о том, что золотой и так хорошо гревший карман, душу и тело ручеек, текший от предприятия Климовой, неожиданно иссяк, она, будучи сообразительной до предела, решила предложить им блестящую комбинацию: они проверяют предприятие Климовой и возбуждают против последней уголовное дело за неуплату налогов, а она, хорошая, чистая и незапятнанная, как девственный снег, идет искать себе новую работу….

Выходя из дверей управления внутренних дел, женщина улыбнулась улыбкой Джоконды: Ха, слепой сказал посмотрим!...

На полученные от Маши материалы доблестные сотрудники внутренних органов отреагировали удивительно оперативно – на следующий же день в офис гражданки Климова пожаловал целый консилиум… в погонах. Здрааааавствуйте, Розалия Иосифовна! Наговорив хозяйке массу комплиментов, и отметив, как хорошо она выглядит, бравые ребята … потребовали у нее финансовую документацию. А, когда проверили, довольно потерли руки: Два милиончика недоплаченных налогов верните государству, Розалия Иосифовна! «Каких двамилиончика?» «А вот, извольте-с, посмотреть!» Найдя в сумке шпуньку с валидолом дрожащими пальцами, Розалия Иосифовна тяжело опустилась в кресло: «Я… я ничего не знаю… Всеми финансами ведала мой бухгалтер…

Прошло два года. С тех пор Розалия Иосифовна тщетно обивает пороги государственных учреждений: милиции, прокуратуры, суда. В отношении нее, как главы фирмы, милицией по материалам проверки финансово-хозяйственной деятельности фирмы «Герострат – 21 век» было возбуждено уголовное дело по части 1 статьи 199 УК РФ, а именно: «Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организаций». Дело благополучно дошло до суда и закончилось осуждением Розалии Иосифовны на 1 год условно.

Nota bene.

А теперь обратимся к тексту статьи 199 УК РФ части 1 и дословно его процитируем: «Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации путем непредставления налоговой декларации или иных документов, представление которых в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах является обязательным, либо путем включения в налоговую декларацию или такие документы заведомо, ложных сведений, совершенное в крупном размере,- наказывается штрафом от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового».

А не возникает ли законный вопрос: «уклонение от уплаты налогов» и «непредоставление налоговой декларации» - кем конкретно? Как известно, всю финансовую и налоговую отчетность ведет главный бухгалтер предприятия. Это же лицо непосредственно контактирует и с налоговыми органами. Ведь согласитесь, в любой ГНИ практически нереально встретить генерального директора предприятия, ничего не понимающего в бухгалтерии. И в этом случае, вся ответственность за вышеобозначенное правонарушение с необходимой логикой должна ложиться именно на бухгалтера, а никак не на Генерального директора фирмы. Уголовная ответственность строго индивидуальна. Ее не может нести юридическое лицо исходя из теории уголовного права. Ее несет только физическое лицо, которое действует противоправно, осознанно и виновно, поскольку без вины не может быть ответственности лица.

«Пробельность или неопределенность?»

Исходя из анализа вышеупомянутой статьи видно, что данная норма никак не конкретизирует лицо, которое непосредственно должно нести ответственность за финансовое нарушение организацией налогового законодательства государства. Нечеткая формулировка закона позволяет правоохранительным и судебным органам по этой статье произвольно и на собственное усмотрение определять виновное лицо. Этого субъекта , они как правило, определяют в лице генерального директора предприятия, поскольку именно директор ( а не главный бухгалтер) представляет фирму de jure.

Зададим вопрос: неопределенность это или пробельность нормы. Вопрос этот существенно важен хотя бы потому, что при правовой неопределенности нормы ее положения можно оспаривать в Конституционном Суде РФ, а при пробельности - нет. Однако, в любом случае ущербность данной нормы, уводит от ответственности непосредственного виновника преступления ( то есть бухгалтера) и подводит по нее совершенно невиновное лицо – директора предприятия в качестве этакого Зиц-председателя Фунта.

В самом деле, любой нечистый на руку бухгалтер, как и в вышеописанном случае, может преспокойно заниматься своими махинациями, не опасаясь законного уголовного преследования, а в случае если его неблаговидные махинации станут известны, преспокойно умыть руки, поставив под мечь правосудия невинную голову бедолаги-директора.

Проблема:

А проблема в том, что не чистые на руку сотрудники правоохранительных органов имеют возможность в этом случае незаконно воздействовать на генерального директора, поставив его перед альтернативой: либо регулярно делиться доходами (и тогда заявлениям подобных бухгалтеров не будет даваться ход), либо ты милый будешь отвечать по всей строгости закона.

В чем же решение? А решение проблемы в том, что необходимо устранить очевидную ущербность данной нормы и четко определить лицо, которое должно нести ответственность по данной статье.

Так кто же виноват: ничего не понимающий в финансовых вопросах директор или профессионал-бухгалтер?

Ответ, на наш взгляд здесь очевиден

Опубликовано в журнале "Домашний адвокат" №13 за 2011 год